Идеи Козырева: 30 лет спустя

От редакции:
О  Николае Александровиче Козыреве рассказывает человек,
проработавший с ним 5 последних лет жизни.
Интересная статья для понимания сути  опытов,
которые проводил Николай Александрович.
Говоря современным упрощенным языком:
Козырев изучал свойства Времени
и не «заморачивался» с «наукообразностью»
своих работ в понимании Академии наук.
Кого же можно считать настоящим учёным?
Козырева или его оппонентов, настаивающих на
необходимости повторяемости его экспериментов?
Очевидно, что повторяемость (цикличность)
возможна в пространстве, но цикличность
принципиально отсутствует во Времени!
Именно нецикличная «неэксперементальная»
в классическом научном понимании этого
слова, сущность опытов Козырева, позволила
ему исследовать свойства Времени.

М. В. Воротков
Время и звезды: к 100-летию Н.А.Козырева.
— СПб.: Нестор-История, 2008.

ИДЕИ КОЗЫРЕВА: 30 ЛЕТ СПУСТЯ

В статье предпринята попытка отразить нестереотипное восприятие трудов
Н. А. Козырева, позволяющее снять ряд противоречий и принципиальных слож-
ностей, препятствующих пониманию Теории Времени. Формулируются базовые
утверждения, которые могут быть интересны тем, кто работает над идеями Козы-
рева. Дается нестандартная интерпретация опытов Козырева как нового подхода
к практическому исследованию явлений, связанных с проявлением субстанцио-
нального, активного Времени.

Vorotkov M. V. Kozyrev’s ideas 30 years later. The aim of this paper is to
refl ect a non-ordinary perception of the proceedings of N. A. Kozyrev and to remit some
contradictions and basic diffi culties that hamper the understanding of the Theory of
Time. The basic assertions formulated here could be interesting to those who address
to the Kozyrev’s ideas. The non-standard interpretation of the Kozyrev’s experiments
has been concerned as a new approach to practical investigation of phenomena related
to manifestation of substantive active Time.

Общие положения
Более четверти века отделяет нас от Николая Александровича
Козырева. Его замечательные идеи не вошли в учебники, не
породили школы последователей, но и не превратились в забытый
исторический курьез. Точно так же, как и полвека назад, они будо-
ражат умы, у кого-то вызывают живой интерес, а у кого-то непри-
язнь и раздражение. Это «феномен Козырева». Он удивителен для
нашего времени, когда основное внимание людей привязано к мод-
ным («раскрученным») темам, быстро сменяющим друг друга. Не-
смотря на все мои усилия оставаться в стороне от общественного
мнения, порожденного яркой личностью Николая Александровича
и его не менее ярким творчеством, мне до сих пор довольно часто
приходится отвечать на вопросы о Козыреве и его опытах.
Думаю, что появление этой статьи тоже можно рассматривать как
еще одно из многочисленных проявлений «феномена Козырева».

Мне посчастливилось работать с Николаем Александровичем
Козыревым пять последних лет его жизни
. К сожалению, глубоко-
го понимания того, что он назвал Теорией Времени, у меня в те
годы не было. Я воспринимал идеи и эксперименты Николая Алек-
сандровича глазами физика-экспериментатора, а не философа-
естествоиспытателя.

За годы, прошедшие после нашего последнего разговора с Ни-
колаем Александровичем, произошло переосмысление методики
исследований ученого и родилось новое для меня понимание Тео-
рии Времени. Решающую роль в этом сыграли не многочисленные
попытки повторить или продолжить опыты Козырева, а личный
жизненный опыт.

Разумеется, в небольшой статье невозможно дать даже грубую
детализацию гигантской системы представлений, основой которой
является Теория Времени. Цель ее — лишь указать на ключевые
сложности в понимании этой теории, пока мешающие ей занять по-
добающее (а правильнее сказать — предназначенное) ей место в
процессе развитии человеческой культуры.

Возможно, сам Николай Александрович и не разделил бы моей
современной трактовки Теории Времени полностью, но тем не
менее я все-таки осмелюсь высказать свое представление об этой
удивительной концепции и той стороне действительности, кото-
рую она отражает.

Прекрасно понимая, что не имею оснований вступать в полеми-
ку с таким выдающимся мыслителем, как Н. А. Козырев, по осново-
полагающим положениям его теории [5], я, тем не менее, чувствую
себя обязанным выразить свои представления, поскольку они
порождены многолетними размышлениями над идеями Николая
Александровича и настойчивыми попытками разрешить возникаю-
щие противоречия.
Начну с утверждения, возможно, для многих спорного и даже
неприемлемого.

Мне кажется, что Козырев пытался сделать принципиаль-
но невозможное — выразить свое, истинное и глубокое пони-
мание сущностных закономерностей в узких рамках научной
терминологии. Ему приходилось вкладывать в привычные слова
тот смысл, для которого еще нет ни терминов, ни понятий.
Возможно, сам Николай Александрович не до конца осознавал,
что говорит с общественностью на своем «внутреннем языке». Ко-
зырев не пытался разработать базовую терминологию свой теории.
Это было оправданно, поскольку формирование языка для отра-
жения фундаментальных, основополагающих понятий — процесс
исторический, опирающийся на общий для всех опыт восприятия
явлений. Новая терминология, предложенная одним автором, ча-
сто не вызывает соответствующего отклика в сознании читателя
или слушателя и поэтому мало жизнеспособна.
В Теории Времени им были введены всего лишь два «новых»
понятия: плотность Времени и скорость [5. C. 335–362], хотя об-
ласть действительности, рассматриваемая этой теорией, практиче-
ски не находит отражения в терминологической и понятийной базе
научного мировоззрения.

Козырев следовал требованиям современной ему научной тра-
диции. Это давало ему возможность найти средство самовыраже-
ния, не выходя далеко за рамки «дозволенного». Мне кажется, что
в 60–80-х годах для ученого и не было более эффективного пути,
чем посеять в общественном сознании семена своих необычных
идей.

С учетом сказанного должно быть понятно, что возможно не
буквальное прочтение работ Козырева. Следует обращать внима-
ние не только на то, что он сказал, а пытаться разобраться в том,
что он имел в виду или что мог бы сказать, исходя из своего на-
учного откровения. При этом возникающие противоречия между
«формой» и «содержанием» не должны восприниматься как свиде-
тельство ложности его утверждений.

Приводимые далее соображения не будут реферативным изло-
жением идей Н. А. Козырева. Мне хотелось бы высказать несколь-
ко ключевых утверждений, которые, возможно, не четко про-
слеживаются в его трудах, но могут оказаться полезными тем,
кто работает или размышляет над Теорией Времени.
Основанием для теории Козырева послужило философское
осмысление одной из фундаментальных сущностей, лежащих в
основе мироздания, — Творческого Начала. Н. А. Козырев пришел
к выводу, что одно из проявлений этой сущности интерпретирует-
ся человеческим сознанием как время. При этом наиболее важные
ее проявления не рассматриваются естественными науками и ока-
зываются за рамками современного научного мировоззрения. Для
обозначения других сторон этой основополагающей компоненты
мироздания Н. А. Козырев ввел понятие активных свойств Време-
ни [5. C. 385–394]. Заглавной буквой он указывал, что речь идет
не о метрическом свойстве времени, а об активном, творческом и
субстанциональном начале.

Для понимания и принятия идей Козырева требуется преодо-
леть некоторый психологический барьер, связанный с опытом
интеллектуально-ориентированной целевой деятельности, в зна-
чительной степени определяющим нашу жизнь: четко сформули-
рованная цель достигается алгоритмизованными действиями над
исходным материалом. При этом «творческий» поиск зачастую ото-
ждествляется с перебором очевидных вариантов и выбором опти-
мального. Не удивительно, что при жизни Николая Александровича
его идеи хорошо воспринимали люди искусства, сопричастные тай-
нам творчества (писатели, композиторы, художники и т. д.), идущие
интуитивным путем к целям, изначально неопределенным.
Итак, основное утверждение Теории Времени состоит в сле-
дующем: в Природе существует Творческое Начало, познаваемое,
безличностное и субстанциональное. Образно говоря, это и «ин-
струмент» Творца всего Сущего, и первооснова творчества лично-
сти. С точки зрения Козырева, Время играет в мире огромную роль:
активно «вмешивается» в процессы, происходящие в Природе, ор-
ганизует природные системы, является основой жизни, противо-
стоит росту энтропии и «тепловой смерти» Вселенной.

В первую очередь мне хотелось бы обратить внимание на сле-
дующее:
1. Время не нарушает известных законов и не «конкурирует» с
ними. В сложных системах, функционирующих по законам физи-
ки, всегда присутствуют случайности и неопределенности. Время
организует эти неопределенности, управляет ими.
В результате создается впечатление присутствия в системе до-
полнительных сил и воздействий. Однако «вмешательство» Време-
ни не является аддитивной «добавкой» к обычным материальным
взаимодействиям. Проявляясь в механическом, гравитационном,
электростатическом, электромагнитном или химическом взаимо-
действии, Время само не имеет соответствующих механических
или электромагнитных свойств. Иначе говоря, «многоликость»
Времени определяется тем, что оно и процессы, доступные для
изучения с естественнонаучной точки зрения, лежат как бы в «раз-
ных плоскостях».

2. Проявление активных свойств Времени происходит в «нуж-
ный момент, в нужном месте». Это приводит к тому, что, с одной
стороны, не работает привычный принцип детерминизма: одинако-
вые начальные условия уже не предполагают одинаковых после-
дующих состояний системы. С другой стороны, непредсказуемость
в смысле динамического хаоса [1] не исключает некоторой предо-
пределенности, правда, качественно другой, не детерминистской
природы, т. е. (Козырев всегда отмечал этот факт) нет жесткой
предопределенности будущего. Творческое вмешательство Вре-
мени допускает творческую коррекцию хода процесса. Указывая
на физическую реальность 4-мерного пространственно-временного
континуума Минковского, ученый говорил, что будущее существу-
ет, но «нечеткое» и как бы «размазанное» [4].

3. Возможность реализации последнего утверждения трудно
представить, если воспринимать ход событий как некоторую це-
почку точек на оси времени. Если в физических процессах причи-
на лежит в прошлом по отношению к следствию, то Время словно
меняет причину и следствие местами. Событие в будущем реа-
лизуется потому, что Время выстраивает цепочку неопределен-
ностей таким образом, чтобы это событие смогло произойти, т. е.
то событие, которое является физическим следствием другого,
может быть для последнего причиной, с точки зрения Теории Вре-
мени. Исходя из этого можно сказать, что при участии Времени
события представляют собой уже не последовательно связанные
друг с другом мгновения, а некоторую сложную совокупность дву-
направленных связей. Такую систему «невозможно выстроить в
цепочку» и спроектировать на привычную временную ось, не по-
теряв при этом сути явления.

4. Проявление активных свойств Времени сопряжено с це-
леполаганием. Время вмешивается в процессы, приводя их к неко-
торому целевому результату, хотя и не определяемому начальны-
ми условиями, но, тем не менее, закономерному. Однако активные
свойства Времени не проявляются с обязательностью кулоновско-
го притяжения между зарядами. Время вмешивается в процессы
только в том случае, если такое вмешательство необходимо с точ-
ки зрения законов развития целостной системы, одним из элемен-
тов которой является данный процесс. Вероятно, описываемому
явлению соответствует понятие «саморазвивающаяся система»,
хотя обычно этому понятию приписывается другой смысл: «цель»
вырабатывает сама система вследствие взаимодействия частей.
Можно сказать, что важнейшее отличие действия «механи-
ческих» закономерностей от закономерностей Теории Времени
заключается в том, что для первых бессмысленно понятие целе-
сообразности, а для последних невозможна бесцельная обяза-
тельная закономерность.

5. Проявление Времени не вступает в противоречие и с зако-
ном больших чисел, поскольку при его активном творческом уча-
стии даже приблизительное допущение стационарности процесса
невозможно. Повторяемость в экспериментах со Временем прин-
ципиально исключается. Невозможно и значительное повышение
статистической значимости результата при увеличении числа ис-
пытаний, т. е. для изучения Времени требуется пересмотреть как
саму основу экспериментального подхода, так и принцип ста-
тистического обоснования результата.

Таким образом, из всего сказанного вытекают особенности
опытов Козырева, о которых я скажу чуть позже.
На первый взгляд, современная наука прекрасно обходится и
без таких «радикальных» постулатов. Это действительно так, по-
скольку современная научная парадигма методологически ори-
ентирована на изучение тех сторон явлений, в которых Время не
проявляется. Наука изучает механизмы, устройство, т. е. неживую
составляющую явления. Даже если предметом изучения является
высокоорганизованный организм, то, рассматриваемый с биофизи-
ческой точки зрения, он интерпретируется как механизм, хотя и
чрезвычайно сложный.

Но у большинства явлений на самом деле есть две стороны.
Активные свойства Времени присущи не некоторой экзотической
ситуации, экстремальному состоянию или необычным условиям.
Они постоянно вокруг нас, мы же не осознаем этого в силу привыч-
ности и самоочевидности. Теорию Времени нельзя рассматривать
как некий «довесок» к существующим научным концепциям. Эф-
фекты Козырева распространены даже намного шире, чем писал об
этом сам Николай Александрович.

Для того чтобы указать обстоятельства, при которых роль Вре-
мени значима или решающая, правильнее всего апеллировать не к
результатам экспериментов и статистически выверенным наблю-
дениям, а к жизненному опыту и интуиции. Чудо живого разумного
мира, «созвучье полное в природе», «ирония» судьбы, маловероят-
ные «знаковые» события, космогонические процессы, космически-
земные связи, парапсихологические феномены — это далеко не
полный список.

Каждая из перечисленных областей требует комментариев, но
прокомментирую только первую и последнюю.
Феномен живого настолько нам привычен, что не воспринима-
ется как феномен. Человеку необходимо было удивиться привыч-
ному — факту падения яблока, чтобы родился закон всемирного
тяготения. От аналогичного удивления рождается понимание, что
есть нечто что «живит» живое. Из этого понимания следует, что
белковая материя, гены и т. п. не являются определяющими атри-
бутами живого организма. Виталистическая концепция не нова.
К примеру, эмбриолог Г. Дриш создал концепцию, согласно кото-
рой жизнедеятельностью организма управляет особая нематери-
альная сила «энтелехия», выполняющая выбор одного из многих
потенциально возможных путей его развития [2]. Но только
Козырев указал на то, что основа жизни — Время.

Понятно, что в результате процесса творческого поиска за-
частую рождается метод достижения результата, который может
быть закреплен в форме алгоритма (шаблона или программы). Реа-
лизация последнего значительно менее ресурсоемка, чем его по-
иск. Роль Времени заключается в прокладывании путей, которые
закостеневают потом в виде механизмов. Природа «экономна» и
лишний раз «велосипед не изобретает». Если есть возможность, то
реализует готовые механизмы, а не ищет путей к цели каждый раз
заново. Эти механизмы успешно изучаются современной наукой,
но таинство их возникновения для нее по-прежнему скрыто. От-
личие «живого» от «неживого» как раз и заключается в возможно-
сти первого искать «непроторенные пути», а второго — лишь идти
по ним. Из этого следует парадоксальное утверждение. Наиболее
значимые, на первый взгляд, атрибуты живых организмов — ге-
нетический код, инстинкты и т. п. — являются проявлением «не-
живой» составляющей живых объектов. Чем чаще организму
приходится решать творческую задачу выбора варианта раз-
вития в условиях неопределенности (макроскопическую или
на микроскопическом уровне), тем более в нем проявляется ак-
тивное Время, тем более он «живой». Последнее утверждение
можно было бы даже рассматривать как определение «живого по
Козыреву» [5. С. 384].

Вероятно, «сосудом, способным вместить жизнь», могут быть
и сложные неорганические системы. Другими словами, при актив-
ном участии Времени могут существовать явления, традиционно
воспринимаемые как проявление «мертвой» материи, но обла-
дающие главными особенностями живых высокоорганизованных
систем. В первую очередь к ним относятся крупные геосистемы
(совокупность атмосферных, гидросферных и биосферных обра-
зований). Иллюстрацией последнего утверждения может быть ги-
потеза Геи, высказанная в 70-х годах прошлого века английским
химиком Дж. Лавлоком. Согласно его гипотезе, Земля является са-
морегулирующейся системой, способной удерживать комфортный
климат и химический состав для организмов, населяющих ее.
Гипотеза Дж. Лавлока органически сопрягается с представле-
ниями В. И. Вернадского и П. Тейяра де Шардена о ноосфере.
В дальнейшем, на фоне экологического кризиса, эта гипотеза по-
лучила дополнительную интерпретацию. В частности, Гея рассма-
тривается как живая планета (аналог Соляриса С. Лемма), реагиру-
ющая на воздействие цивилизации климатическими катаклизмами.
Под этим углом зрения можно рассматривать и проблему солнечно-
земных связей. Образно говоря, мы являемся свидетелями взаимо-
действия сверхсложных живых систем — Солнца и Земли.
Связь парапсихологических феноменов со Временем Козыре-
ва — вопрос в некотором смысле «больной». К сожалению, «чудеса»
Козырева и чудеса человеческой психики очень часто отождествля-
ются по принципу непривычности, непонятности и удивительно-
сти. Вероятно, в парапсихологических феноменах Время Козырева
играет определенную роль, но не более значимую, чем в обыденных
проявлениях живого мира. Поэтому пытаться связывать задачу
изучения Времени с этими «нештатными» феноменами, как мини-
мум, нецелесообразно. (Если пытаться понять принцип, лежащий
в основе устройства паровоза, то начинать следует не со свистка, а
с главных компонентов — котла, топки и поршней.)

Часто концепция, предложенная Козыревым, рассматривается
как новая научная парадигма. Но правильнее было бы рассматри-
вать ее как попытку разработать подход, позволяющий выйти за
рамки не только современной научной парадигмы, но и современно-
го способа восприятия действительности. Следствием реализации
этого подхода может стать изменение не только мировоззрения, но
и всего способа жизни, присущего современному человеку.
Вполне возможно, что наука еще не готова кардинально менять
парадигму, так как у нее имеется неисчерпанный потенциал раз-
вития в прежнем направлении. Назревающий кризис (см. «Конец
науки» Дж. Хоргана [7]) может быть разрешен естественной дина-
микой основных представлений и установок.

В этом случае развитие теории Времени породит не альтер-
нативное, а паритетное научное мировоззрение. Оно нисколько
не должно посягать на истинность существующего, хотя может и
превзойти его по значимости, т. е. любое явление может рассма-
триваться как с классической научной точки зрения, так и с пози-
ции теории Козырева. Не исключено, что в истории человеческой
мысли такая паритетность беспрецедентна, хотя некоторой иллю-
страцией ее может служить научное и художественное описание
явлений. (В утверждении «разъяренный ураган — скорость ветра
260 км/ч» мы не видим противоречия.)

Самый часто задаваемый мне вопрос — повторяет ли кто-
нибудь эксперименты Козырева?
По моему мнению, опыты Нико-
лая Александровича нельзя считать экспериментом в классическом
понимании. С одной стороны, с точки зрения грамотного физика-
экспериментатора, они абсолютно не удовлетворяют требованиям
чистоты эксперимента. Но, с другой, они по результативности и
значимости намного превосходят все то, что может дать строгий
эксперимент.

Эксперимент — сравнительно молодой атрибут науки, хотя
сейчас считается чуть ли не главной компонентой научного ис-
следования. Эксперимент всегда апеллирует к повторяемости
(сходные причины порождают подобные следствия). Опыт и экс-
перимент — это вопрос, заданный Природе. Современный экспе-
риментатор рассчитывает получить одинаковые ответы на одина-
ковые вопросы. Проведем мысленный «эксперимент».
Много раз «спросим» у калькулятора, сколько будет семью во-
семь. А потом столько же раз подряд зададим этот вопрос человеку.
Понятно, что после n-го вопроса ответом нормального человека бу-
дет уже не «пятьдесят шесть». Всегда ли Природа в физическом экс-
перименте ведет себя как калькулятор? Современный классический
эксперимент столь результативен именно потому, что обращен к той
части природы («неживой»), «механический» ответ которой бывает
неизменен. Вопросы, заданные «живой» Природе и творческой ее
компоненте — Времени, должны быть тонкими и деликатными.
Сама идея эксперимента — создать искусственные условия, в
которых все второстепенные и мешающие воздействия будут ми-
нимизированы, — приводит к тому, что в поле зрения эксперимен-
та остается лишь изолированная система, слабо связанная с внеш-
ним миром, исключенная из него.

Той же самой особенностью обладает и математический экс-
перимент, в ходе которого создается модель. Одно из отличий мо-
дели от реальности — «выключенность», оторванность от мира в
целом. В настоящее время предпринимаются попытки создания
очень сложных моделей «живых» систем на основании накоплен-
ного фактологического материала, полученного в результате на-
блюдений с очень высокой точностью. Наука в своем стремлении
создать как можно более точные и детальные модели превращает-
ся в индустрию сбора и обработки данных, но реальность «живого»
все же ускользает.

От характера происходящего в изолированной системе не зави-
сят внешние следствия (варианты будущего). Поэтому Время Ко-
зырева не участвует в изучаемых в этой системе процессах. Этот
факт способствует успеху строгого научного эксперимента, но при
этом исключает возможность изучения самого Времени. Думает-
ся, что при попытке «изучить» (понять) Творческую компоненту
действительности необходимо отказаться от искусственного экс-
перимента. При этом разнообразные опыты и наблюдения могут
и должны остаться инструментом исследования Времени. Более
того, даже математический эксперимент с использованием ком-
пьютера может быть организован как опыт, посредством которого
можно изучать проявления активных свойств Времени. Но попыт-
ки набрать статистику бесконечным «повторением одного и того
же вопроса к Природе» для убеждения «не верящего Фомы» обре-
чены на неудачу.

Козырев не «пытал» Природу экспериментом, а ставил опы-
ты.
Эти опыты, достаточно грубые, если смотреть на них глазами
физика, были чрезвычайно тонкими и деликатными с совершенно
другой точки зрения. Они были искусством, овладеть которым не-
просто. Можно буквально, один к одному, воспроизвести установ-
ки Козырева (они очень просты в реализации), многократно прове-
сти эксперимент и после статистического анализа убедиться, что
ничего, кроме шумов, не обнаруживается. Можно на несколько
порядков снизить уровень шума, используя современные техниче-
ские средства. Результат будет тот же. Целью опытов Козырева не
было стремление с абсолютной достоверностью лишний раз до-
казать себе или окружающим существование феномена. Уче-
ный хотел получить убедительный ответ на поставленный вопрос о
конкретных свойствах изучаемого явления. Опыты Козырева уда-
вались именно потому, что он стремился узнать, а не доказать.
Поэтому на вопрос о повторении опытов Козырева я обычно от-
вечаю, что повторить эти опыты принципиально невозможно, их
можно только продолжить.

Существует мнение, что Козырев воздействовал на свои прибо-
ры и датчики чуть ли не парапсихологически («силой мысли»). Про-
работав несколько лет c Николаем Александровичем, я постоянно
участвовал в его опытах. Приходилось мне присутствовать и на «се-
ансах» с участием сильных «экстрасенсов», воздействовавших на
различные устройства, в том числе и на приборы Козырева. Поэтому
с максимальной ответственностью могу опровергнуть утверждение
о парапсихологической подоплеке его опытов. Если «экстрасенс»
стремится результативно воздействовать на объект, то Николай
Александрович просто с интересом, но не предвзято ждал результа-
та опыта, который проводился зачастую в его отсутствие.
Продолжая тему «задания вопроса» Природе, хотелось бы
коснуться понятия жизненного опыта. Жизненный путь Нико-
лая Александровича Козырева — это самый главный «опыт», по-
родивший теорию Времени. Ученый задавал вопросы Природе
и получал ответы на них в виде событий своей жизни. При этом
мне не известны случаи, когда он ставил над собой сознательные
прямолинейные эксперименты («сделаем так и посмотрим, что по-
лучится»). Диалог с судьбой происходил естественно, но вполне
осознанно (хотя сам Николай Александрович именно в таких тер-
минах не описывал свой способ познания действительности). Этот
диалог требовал очень большого мужества. Вопросы задавались
очень серьезные и фундаментальные, поэтому цена ответов была
немалая, и приходили эти ответы зачастую в форме драматических
и трагических событий.

В своих работах, докладах и беседах Николай Александрович
разрабатывал не только философский аспект собственных идей.
Конкретное и детальная проработка представлений — главная
ценность его трудов. И все же Теория Времени не должна воспри-
ниматься как теория в традиционном понимании. Если научная
теория — это ответ на вопросы и разрешение проблем, то Теория
Времени — это пока еще только новые неожиданные вопросы, по-
становка новых фундаментальных проблем и наброски конструк-
тивного подход к ним.

Прокомментирую некоторые «детали» Теории Времени, требую-
щие, с моей точки зрения, творческого прочтения работ Козырева.
Источники Звездной энергии. Это тема докторской диссер-
тации Николая Александровича [6], написанной им еще в лагере.
Согласно Козыреву, Время — источник энергии Солнца и звезд.
Диссипированная в пространстве энергия благодаря активным свой-
ствам Времени «в обход» второго начала термодинамики собирается
в компактной области (звезде) и излучается далее в пространство
посредством понятных физических механизмов. Существует и
другое утверждение ученого [3], заключающееся в том, что Время
переходит в энергию, и при этом нарушается первое начало термо-
динамики. Термояд или Время? Те, кто разделял позицию Козырева,
надеялись, что оценка потока солнечных нейтрино (опыт Р. Девиса)
даст ответ на этот вопрос в пользу его концепции. На данный мо-
мент результаты экспериментов при некоторых допущениях предпо-
лагают, что термоядерные реакции — наиболее вероятный источник
солнечной энергии. На мой взгляд, неправильна сама постановка во-
проса. Даже если возможны ситуации, при которых Время (Творче-
ское Начало Вселенной) «расходуется» на разогрев газового шара,
то нельзя исключать возможности простого физического механизма
энергообеспечения звезды. Правильная постановка вопроса: «Игра-
ет ли Время принципиально важную роль в звездных процессах и
если да, то какую?». Сам Козырев в беседах не отрицал возможно-
сти термоядерных реакций, но говорил, что не они определяют суть
глубинных процессов на Солнце. Однажды он показал фрагмент на-
писанного им текста (насколько мне известно, он так и не был опу-
бликован) — диалог двух молодых людей. Она: «Почему светятся
звезды?» Он: «Они светят тем же светом, что и твои глаза». Этим ху-
дожественным образом ученый хотел сказать, что главная роль Вре-
мени применительно к звездам не в обеспечении их энергетической
светимости. Время, одухотворяющее человека, «оживляет» Солнце
(как и все остальные звезды) и делает его животворящим источни-
ком, светимость которого не измеряется в джоулях.

Дополнительные силы (причинная механика). Это са-
мая сложная для меня тема. Опыты с гироскопами проводились в
основном до того, как я начал работать с Николаем Александро-
вичем (хотя в некоторых из них я все же принимал участие). Эта
часть наследия Козырева детально прорабатывается Л. С. Шихо-
баловым [5. С. 410–429], и это, пожалуй, единственный известный
мне прецедент грамотного прямого продолжения работы над тео-
рией Времени.

Тем не менее позволю себе следующие утверждения. Слож-
ность экспериментального обнаружения этих сил тщательно и
строго поставленным экспериментом заключается, на мой взгляд,
в том, что «дополнительные силы» Козырева не аддитивны обыч-
ным механическим силам. Они реально существуют, но не склады-
ваются векторно с измеряемыми экспериментально механически-
ми силами. Другими словами, «дополнительные силы» — это не
обычные дополнительные механические силы, а причинная меха-
ника не является расширением классической механики (подобно
специальной теории относительности).

Плотность времени. Так Козырев [5. С. 385–394] назвал сте-
пень активности Времени. Это наиболее важное понятие Теории
Времени. Следует сразу обратить внимание на то, что Николай
Александрович никогда не пытался вводить единицу измерения
плотности времени. По всей видимости, в каких бы то ни было чис-
ловых характеристиках плотность времени измерить невозможно.
Оценка творческой активности не должна сводиться к «интенсив-
ности» или «мощности», а должна быть более многосторонней.
Это должна быть не только количественная, но и качественная ха-
рактеристика. Образно говоря, плотность Времени — это «цвет и
вкус» Времени. Для обозначения характеристики активности Вре-
мени (плотности) требуется разработка специального описатель-
ного аппарата. Время не является ни скалярным, ни векторным,
ни тензорным полем, и говорить о его пространственном распреде-
лении бессмысленно. В этом принципиальное отличие концепции
Козырева от «биопольных» концепций, постулирующих наличие
некоторых «тонких» субстанций, хотя и имеющих нефизическую
природу, но локализованных в пространстве. На мой взгляд, го-
ворить о плотности Времени следует применительно к системе
причинно-связанных процессов, вне зависимости от их простран-
ственного расположения. Можно ставить вопрос о распределении
плотности Времени во времени, но опять же по отношению к систе-
ме процессов, не к области пространства.

Взаимодействие с веществом. По Козыреву [5. С. 385–394],
Время, воздействуя на вещество, меняет его структуру, увеличива-
ет организацию. Энтропия при этом уменьшается, а Время «погло-
щается» (происходит «запоминание»). При разрушении структуры
вещества энтропия увеличивается, Время «излучается». Энтропию
Козырев понимал не в узком термодинамическом смысле, а в обоб-
щенном информационном как меру беспорядка. Поэтому понятию
энтропии он предпочитал противоположное понятие — «неэнтро-
пия», или «организация».

Термины «излучение» и «поглощение Времени», «запомина-
ние», часто воспринимаются буквально, как излучение или погло-
щение в пространство некоторой субстанции. Как следствие Время
ошибочно отождествляется с «биополем», что отталкивает от тео-
рии Времени исследователей, потенциально способных разделить
и принять идеи ученого.

В основе концепции Козырева лежит идея принципа сохране-
ния негэнтропии в мире в целом. Рост энтропии в замкнутой систе-
ме приводит к тому, что где-то в другой части мира она уменьша-
ется из-за активных свойств Времени. С этим процессом Николай
Александрович связал термины, которые следует понимать в
смысле операционном, а не буквальном (как будто есть нечто, что
излучается, транспортируется и поглощается). Нет прямой анало-
гии между «излучением» Времени и излучением в пространство
внутренней энергии, например, в виде электромагнитных волн.
Время не высвобождается в энтропийных процессах, а прини-
мает участие в них. В зависимости от характера этих процессов
(сопряжены они с созданием или разрушением) плотность Време-
ни различна. «Излучение» и «поглощение» — не более чем терми-
ны, указывающие, что ряд проявлений активных свойств Времени
в первом и втором случаях противонаправлен.

Следующее утверждение несколько более тонкого свойства.
Нет обязательной необходимости «излучения» Времени при из-
менении организации. Время может и не принимать участия в про-
цессах, связанных с перестройкой вещества, т. е. можно поставить
вопрос, является закон сохранения негэнтропии таким же жест-
ким, как первое начало термодинамики в классической физике,
или, выполняясь в самом глобальном масштабе, допускает локаль-
ные «послабления».

Возможно, что поставленный вопрос сводится к переосмысле-
нию понятия организации. Например, процесс испарения и кон-
денсации связан с изменением энтропии (в термодинамическом
смысле). Меняется ли при этом организация соответственно по-
следней или возможен рост организации при «формальном» росте
энтропии? Всегда ли к участию в энтропийных процессах «подклю-
чается» Время, или это происходит в случае, когда вмешательство
Творческого Начала природы необходимо (см. ранее о целеполага-
нии). Другими словами, бывают ли «пустое» испарение и «пустая»
конденсация без «излучения» и «поглощения» Времени?
Датчики. Положение о том, что Время меняет структуру ве-
щества, а значит, и его макроскопические свойства, привело к идее
создать датчик плотности Времени. Бытует мнение, что Николаю
Александровичу удалось создать уникальные датчики, измеряю-
щие нечто совершенно неуловимое другими способами. Хочется
заметить, что конструкции, которые он использовал, нельзя рас-
сматривать как измерительный элемент, поскольку все же нельзя
говорить о числовых характеристиках Времени. Датчики Козырева
[5. С. 363–384] давали возможность указать на особые моменты в
ходе наблюдения. «Полезный сигнал» никогда значимо не превы-
шал уровня шумов независимо от конструктивных особенностей
устройства и чувствительности аппаратуры. Из этого я сделал вы-
вод, и дальнейшие опыты, похоже, подтвердили его, что сами шумы
(а именно, их характер) являются «чувствительным элементом»
датчиков Козырева. Это очень естественно, поскольку изменение
макроскопических параметров вещества (проводимости, плотно-
сти и т.п.) было бы эквивалентно конкурентному вмешательству
Времени в область проявления естественнонаучных закономер-
ностей. Но если организующая функция Времени — управление
случайностью, то становится понятно, что «датчиком Козырева»
может быть очень широкий класс «шумящих» процессов. Главное
в организации исследования — не конструктивные особенности
датчика, а искусство постановки опыта.

Зеркала Козырева. Тот факт, что алюминированное зеркало
можно использовать для изучения активных свойств Времени, по-
родил множество домыслов и вульгарных легенд. «Зеркала Козы-
рева» стали распространенным «инструментом» для приворота и
снятия порчи в практике всякого рода адептов биоэнергетики.
После Козырева эксперименты с зеркалами проводились неод-
нократно и на разном уровне подготовки эксперимента. (Наиболее
известные — эксперименты под руководством академика РАМН
В. П. Казначеева). В основном прослеживаются два направления:
попытка отразить и сфокусировать нечто как форму излучения и
опыты, имеющие парапсихологическую, мистическую или магиче-
скую окраску.

С моей точки зрения, опыты Козырева с зеркалами [5. С. 363–
384] не имеют отношения ни к первому, ни ко второму.
Александрович использовал зеркала, как будто Время подчиняет-
ся законам линейной оптики. Ключевые для понимания феномена
здесь слова «как будто». Время, согласно предыдущим утвержде-
ниям, не имеет пространственного распределения (это не поле, не
частица, не волна). Похоже, что в опытах с зеркалами Козырев не
просто вплотную подошел к черте, отграничивающей научный экс-
перимент от других способов познания действительности, но и да-
леко перешагнул рамки традиционного эксперимента.

Согласно копенгагенской интерпретации квантовой механики
процесс измерения может воздействовать на результат этих изме-
рений. Нечто похожее происходит в случае с зеркалами Козырева.
Только это эффект не микро-, а макроскопический. С моей точки
зрения, зеркала в данном случае не отражают нечто по законам
линейной оптики, а чисто геометрически соотносят между со-
бой пространственно разделенные объекты. Образно говоря, на-
блюдатель аппаратно «договаривается» с Природой об установле-
нии связи между физически не связанными объектами. Важно, что
успешность их экспериментов не зависит от психических (пара-
психологических) свойств и состояний человека, проводящего
наблюдения, т. е. дело в зеркалах, а не в наблюдателе. Очень часто
в связи с зеркалами Козырева отмечается особая роль алюминия
как покрытия. Николай Александрович пытался даже обосновывать
особые свойства этого металла исходя из его атомарных свойств (ра-
бота выхода электронов). К сожалению, исходя из вышесказанно-
го, я вынужден усомниться в этом положении Козырева. На основе
опытного материала складывается впечатление, что имеет значение
не покрывающий зеркало металл, а качество его поверхности.
Астрономические наблюдения, связь с будущим и про-
шлым. Астрономические наблюдения — наиболее впечатляющая
и наименее уязвимая для скептиков часть теории Времени, по-
скольку некоторые из результатов уже получили абсолютно досто-
верное подтверждение. Астрономические наблюдения Козырева —
своего рода практический итог творчества ученого, опирающийся
на большинство основных идей Теории Времени и использующий
ее основные технические атрибуты (датчики, зеркала).

Единственным моим комментарием здесь должно быть утверж-
дение, что наблюдения необходимо продолжить. Но основной целью
этих наблюдений должно быть не стремление доказать скепти-
кам практическую возможность применения методики Козыре-
ва, а решение астрометрических или астрофизических задач.
Со времени появления и становления идей Козырева прошло
почти полвека. Для нашего времени — это очень большой срок. На
фоне «взрывоподобного» развития цифровых технологий и генной
инженерии темп прогресса в области познания Времени весьма не-
значительный («воз и ныне там»). Почему? На этот счет есть разные
мнения: «Теория Времени — красивая, но тупиковая идея», «время
идей Козырева еще не пришло», «нет выдающегося ученого, способ-
ного продолжить», «Козырев не успел довести дело до конца» и т. п.
Мне кажется, что Козырев сказал и сделал то, что было необходи-
мо, в нужный момент, и был услышан теми, кто смог его услышать.
Его идеи породили процессы, хотя и незаметные, но чрезвычайно
значимые. Возможно, «прорастать» эти идеи будут именно сейчас,
когда развились средства, отсутствующие ранее, — компьютер и
Интернет. Для того чтобы Теория Времени перешла из разряда за-
мечательных идей в действующий инструмент познания действи-
тельности, научной общественности необходимо преодолеть ряд
привычных мировоззренческих ограничений, «табу», шаблонов и
навыков. На некоторые из них я попытался указать в изложенном
материале. Но главная цель данной статьи — поделиться подходом
к проблеме понимания идей Козырева: необходимо, смело и честно
«заглянув в себя», удивиться привычному, усомниться в удобных
и, казалось бы, исчерпывающих концепциях.

Последний и наиболее важный вопрос, который хотелось бы за-
тронуть, — вопрос о «практической» значимости Теории Времени.
В свете всего сказанного должно быть понятно, что развитие этих
идей не принесет пользы «народному хозяйству», т. е. не создаст
новых технологий, новых практических средств и устройств, кото-
рые сделают жизнь человека еще комфортнее. Всем этим челове-
чество и без того щедро одаривает современная наука, т. е. наше
общество (общество потребления) абсолютно не заинтересовано
в теории Козырева. Как следствие исследования Времени не смо-
гут принести серьезных доходов, заинтересовать производителей,
финансистов и бизнесменов. Хотя некоторые коммерческие разра-
ботки, опирающиеся на имя Козырева, уже появились. Например,
«Виктория-ТМ» разработала медицинское устройство, которое
называется «одеяло лечебное многослойное ОЛМ-01, во многом
идентичное (!) зеркалу Козырева». Наивно думать (а такие идеи
возникают постоянно на разных уровнях), что эта теория может
дать возможность, разобравшись в «тайнах человеческой психи-
ки», обеспечить заинтересованным кругам «власть над умами». Не
нашлось места теории Козырева и в академической науке, хотя сам
Николай Александрович всегда пытался выступать на научном по-
прище, что было для него единственной возможностью донести до
людей свои идеи.

Не секрет, что научное мировоззрение ограничивает восприя-
тие Мира определенными рамками и не удовлетворяет всем сто-
ронам человеческой натуры. На сегодняшний день присутствует
некий кризис. Религия дает богатые возможности для реализации
духовных поисков человека, но все же не в состоянии удовлетво-
рить естественное любопытство человека-исследователя, обращен-
ное к конкретным деталям окружающего мира. Наука в процессе
познания расчленяет и детализирует этот мир. Рассматривая яв-
ление как «лишенную смысла» совокупность взаимодействующих
объектов, она порождает цинизм (который сейчас стало удобно на-
зывать прагматизмом). Проиллюстрирую это простым примером.
У человека, мало знакомого с биологией, крики пролетающих
над болотом гусей в душе, переполняемой осенней печалью, вызы-
вают глубокие и значимые переживания.

Биология же констатирует, что осенью у птиц наблюдается
естественный императив к миграции, возникший в связи с неко-
торым естественным физиологическим механизмом, запущенным
после того, как птица набирает достаточное количество жирово-
го запаса, необходимого для перелета. Это, безусловно, истинное,
формальное знание препятствует сопереживанию, спонтанно воз-
никающие чувства не находят у человека мировоззренческой опо-
ры в сознании. В результате если биологическая информация не
уравновешивается пониманием других альтернативных истин, то
человек становится черствее.

Если взглянуть на осеннюю стаю с точки зрения идей Козыре-
ва, то проявляется другая сторона той же самой действительно-
сти, очевидная для человека, близкого к миру природы. Перелет
птиц — сложный, можно сказать, драматический момент в жизни
птицы (доброй половине из них не удается добраться до мест зи-
мовки). Множество случайных обстоятельств может стать либо
помехой, либо, наоборот, поддержкой в пути. Для потоков мигри-
рующих птиц Время становится важным организующим фактором,
порождающим цепочки «неслучайных случайностей», ведущих к
гибели или к достижению цели. Поэтому каждая отдельная птица
уже не только летающий механизм, а живое существо, стремящее-
ся, страдающее и борющееся под управлением единого Творче-
ского Начала Мира.

Когда человек смотрит на улетающих птиц, он в какой-то степе-
ни становится частью общего процесса, происходящего в природе,
и на него «обрушивается поток» ощущений. Знание, что болевое
ощущение печали — это «цвет» Времени, ведущего осеннюю стаю,
и понимание, почему молчаливое «благословение на удачу» может
быть реальной дополнительной поддержкой в пути, восстанавлива-
ет то, что гаснет в душе от термина «императив к миграции».
Теория Времени дает возможность полноценно принять и объ-
яснить процессы, которые ощущает и знает человек, но которые
отторгает его научное мировоззрение. Значение этой теории, с
моей точки зрения, заключается в возможности дать человечеству
новую роль в «трагедии материальной культуры» («Путями Каина»
М. Волошина). Теория Времени должна создать ракурс для одухо-
творенного восприятия действительности, обеспечить диалог Че-
ловек — Природа (в самом широком, «космическом», понимании:
«Мир чуток к человеку, человек чуток к Миру»).

Заключение
В заключение несколько слов о «приложении» Теории Времени,
которое может сыграть решающую роль в грядущих экологических
катаклизмах. В одной из своих статей Николай Александрович
утверждал приблизительно следующее. Современное человеческое
общество развивается в полном соответствии со вторым началом
термодинамики. Те материальные, культурные и духовные ценно-
сти, которые оно создает, предполагают наличие уравновешиваю-
щих разрушительных процессов. То, что миллионы лет создавала
Природа, пошло на строительство здания человеческой культуры
(на данный момент преимущественно материальной). Разрушения,
остающиеся на месте бывшего царства Природы, и «строительный
мусор» — естественная дань закону возрастания энтропии, т. е.,
несмотря на присутствие мощных творческих прорывов отдельных
личностей, в целом человечество проявляет себя как «неживая»
термодинамическая система. Но так было не всегда. Были перио-
ды, когда человек жил в гармонии с Природой. Это означает, что
созидательные процессы человека не вызывали обязательных раз-
рушительных следствий в окружающей среде. Это говорит о том,
что, используя творческие ресурсы Времени, он умел строить, не
внося в мир деструктивных элементов. Козырев считал, что если
овладеть пониманием законов Времени, то будет возможно со-
знательно и конструктивно взаимодействовать с этой творческой
основой Мироздания. Это может дать, по мнению Козырева, шанс
человеку свернуть с пути неубывания энтропии.

Наряду со сказанным хотелось бы назвать еще один «экологи-
ческий» аспект теории Времени. Как я уже упоминал ранее, слож-
ные геосферные системы, рассматриваемые с точки зрения прояв-
ления активных свойств Времени, можно воспринимать как живые
сверхорганизмы (вопрос о сознании этих организмов — отдельная,
очень далеко уводящая тема).

В этом ракурсе экологический кризис воспринимается неизме-
римо драматичнее. Разрушая природу, человек не просто вредит
среде своего обитания, но и уничтожает Природу как соседа, рав-
ного и, возможно, даже превосходящего его по уровню развития.
Человек уже выглядит не как нерадивый хозяин своего ресурса,
а предстает как агрессор. Скорее всего, Природа рано или поздно
даст отпор экспансии человека, но этот отпор может оказаться
сокрушительным для цивилизации. В любом случае роль и место
человека в конфликте с Природой вызывает сожаление. В при-
ложении к рассматриваемому вопросу, конструктивность Теории
Времени заключается в том, что она, во-первых, дает возможность
увидеть этот аспект, не отвергая его мировоззренчески. Во-вторых,
может способствовать становлению естественных социальных
процессов (в первую очередь, связанных с изменением обществен-
ного сознания), которые могут способствовать воплощению того
варианта будущего, который устроил бы и Человека, и Природу.
В-третьих, возможен диалог с Природой уже не в переносном, а в
прямом смысле, в смысле контакта и взаимодействия сознатель-
ных сущностей. В данном случае речь идет о современных трактов-
ках концепции Дж. Лавлока.

Примеров вопиющих экологических «бесчинств» человека мож-
но приводить тысячи. Но мне хотелось бы все-таки остановиться
на одном конкретном эпизоде, наверное, не самом ярком и значи-
мом на фоне чудовищной картины экспансии современной цивили-
зации. Но он очень характерен в плане рассматриваемых аспектов
Теории Времени. На севере Архангельской области расположен
район с уникальным природным ландшафтом, сформированный
на карстующихся (растворяющихся водой) гипсовых породах. Это
единственный в мире район открытого гипсового карста. Процесс
карстования создает особый рельеф, который в свою очередь опре-
деляет уникальность всего природного комплекса, от раститель-
ности (это самый северный ареал произрастания лиственницы) до
микроклиматических особенностей региона. Конечно, район неод-
нократно страдал (и продолжает страдать) от варварского «приро-
допользования» (в первую очередь, лесоразработок). Но в данный
момент над этими местами нависла угроза полного уничтожения.
Известная немецкая фирма «Кнауф» («Knauf»), пользуясь доступ-
ными в нашей стране «социальными механизмами», получила и
надежно закрепила за собой право на добычу гипса открытым спо-
собом, т. е. перед уникальным природным комплексом появилась
перспектива превратиться в огромный гипсодобывающий карьер.
Если взглянуть на вещи с точки зрения идей Козырева, то картина
выглядит следующим образом. Две сотни миллионов лет назад в
водах древнего моря происходил процесс осаждения гипса. Этот
процесс управлялся (ускорялся или замедлялся) целым рядом фак-
торов (в первую очередь, климатических). В результате был сфор-
мирован гипсовый массив, который, долгое время находясь ниже
уровня горизонтальной циркуляции, не подвергался растворению.
Но тем не менее в гипсе и ангидриде постоянно шли процессы пере-
кристаллизации и гидратации. Впоследствии перекрывающие по-
роды размывались, и начинался процесс активного растворения.
В ледниковый период растворение сильно тормозилось, а в настоя-
щее время продолжилось с «взрывоподобной» по геологическим
масштабам интенсивностью.

Породы, слагающие гипсовый массив, обладают тонкой «поли-
масштабной» структурой (следствие перекристаллизаций). Говоря
языком Козырева, организация этого вещества претерпевала мно-
гократные изменения от первичного осаждения и кристаллизации.
Эти изменения предполагают возможность проявления Времени
как активного организующего начала. В процессах кристаллизации
Время «поглощалось», в моменты растворения — «излучалось».
Мощнейшие процессы растворения, происходящие в настоящий
момент, связаны с «излучением» Времени. Возможно, именно это
является дополнительным обстоятельством, придающим региону
редкие природные особенности. Разумеется, последнее утверж-
дение не отрицает существования в какой-то степени изученных
геоморфологических, ботанических и метеорологических механиз-
мов, объясняющих уникальные особенности этих мест. По всей
видимости, значимость «излучения» Времени в данном регионе не
ограничивается его пределами, а имеет общегеосферное значение,
которое еще предстоит понять (если формальное развитие собы-
тий не уничтожит сам изучаемый объект). Пользуясь языком ху-
дожественных аналогий, данное небольшое по территории место
на Земле, может оказаться некоторым важным «органом» («точ-
кой акупунктуры») в организме живой геосистемы. Может быть, в
данном случае Время обеспечивает связь эпох. «Музыка» мезозоя,
«запечатленная» в гипсовом массиве Беломоро-Кулойского плато,
«воспроизводится» в настоящий момент (те, кто ее «слышал», пой-
мут о чем идет речь). Возможно, от того, будет ли она «звучать»
дальше или прервется, может зависеть очень многое как для При-
роды, так и для Человека. Пока невозможно рассчитать, с точки
зрения организации (негэнтропии), насколько грубое разрушение
«носителя» этой «музыки» и получение гипсокартона для после-
дующего строительства коттеджей изменяет энтропию системы
Человек — Природа. Но то, что этот процесс имеет однозначную
направленность — рост энтропии, интуитивно очевидно.
Уникальность исследований Козырева заключается в том, что
ему удалось философскую концепцию соединить с реальным прак-
тическим (научным) подходом, т. е. философия Козырева чрезвы-
чайно конструктивна, а его практика невозможна без постоянно-
го осознания с точки зрения самих фундаментальных понятий.
Думаю, что рано или поздно теория Времени породит то, что за-
полнит «свободное пространство» между научным и религиозно-
философским мировоззрением. Познавая Мир, человек задает
вопрос «почему?». Наука отвечает на него — «как?», религия —
«зачем?». Наука обращает взгляд в прошлое, религия, главным об-
разом, — в будущее.

Теория Времени может претендовать на оба ответа на этот во-
прос, поскольку рассматривает настоящее как продукт реализации
событий, идущих из прошлого в направлении, которое диктуется
будущим, т. е. по отношению ко Времени Козырева «почему?» —
это всегда одновременно и «как?» и «зачем?».

УКАЗАТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Глейк Дж. Хаос. Создание новой науки / Пер. с англ. М. Нахмансона,
Е. Барашковой. — СПб: Амфора, 2001. — 398 с.
2. Дриш Г. Витализм. Его история и система. — М.: Наука, 1915.
3. Козырев Н. А. Теория внутреннего строения звезд и источники звездной
энергии // Изв. Крымск. астрофиз. обсерв. 1951. Т. 2. — С. 54–83.
4. Козырев Н. А. Астрономическое доказательство реальности четырехмер-
ной геометрии Минковского // Проявление космических факторов на
Земле и звездах. М.; Л. 1980. — С. 85–93. (Проблемы исследования Все-
ленной; Вып. 9).
5. Козырев Н. А. Избранные труды. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. 1991. —
448 с.
6. Список диссертаций, защищенных в Ленинградском университете в
1947 г. // Вестн. Ленингр. ун-та. 1948. № 1.— С. 167.
7. Хорган Дж. Конец науки. Взгляд на ограниченность знания на зака-
те Века Науки / Пер. с англ. М. Жуковой. — СПб.: Амфора, 2001. —
497 с.
8. Шарден П. Т. Феномен человека. Вселенская месса / Пер. с фр. Н. А. Са-
довского, М. Л. Чавчавадзе. — М.: Айрес-пресс, 2002. — 352 с

Подсказки РИ:

Понравилось? Расскажи друзьям:

  4 comments for “Идеи Козырева: 30 лет спустя

  1. константин
    23 июня 2011 at 1:25

    тема очень интересная! жаль что не развилась дальше!

    Да Thumb up Thumb down 0

  2. максим
    16 июня 2012 at 1:37

    процесс расхода кварков от изначальной точки-люди назвали время.разница расхода в разных контурах-течение времени.разные контуры обладают разным магнитным полем.соприкосновение полей-ощущение времени.изменение поля отдельного контура относительно всех остальных полей-

    Да Thumb up Thumb down 0

  3. максим
    16 июня 2012 at 14:16

    планета заключена в замкнутый контур кварков-озоновый слой.изменив скорость энтропии только в этом контуре-защита от внешнего воздействия.

    Да Thumb up Thumb down 0

  4. максим
    16 июня 2012 at 20:57

    беря отправной точкой изучения мировоздания собственную габаритность-можно лишь изучить и пользоваться ТОЛЬКО последствиями процессов.аксиомой является лишь наименьшая известная составляющея.
    движение кварков(пл.волн)от толчкового всплеска(импульс(не взврыв))искаженное и сгрупперованное в множество контуров постояными и неодинаковыми всплесками(поверхность лужи во время дождя во всех плоскостях и измерениях)как в потоке ,так и вне оного-материя.

    вакуум-пассивная энергия мироздания,порождающия всплески при достижении максимального значения силы,действующей постоянно во всех направлениях.не имеет общих полей с кварками,кварковыми контурами не воспринимаем до всплеска.

    воздействие на фотон,в момент его нахождения в замкнутом контуре,дает возможность влиять на скорость кварков.

    направленное встречное излучение,расщепляющие фотон в момент вхождения его в контур.пульсация поля равна скорости расщепления фотона.

    Да Thumb up Thumb down 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif
 
:-)
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif
 
;-)
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/thank_you.gif
 
:thank_you:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif
 
:yes:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif
 
:good:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/fool.gif
 
:fool:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif
 
:rose:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif
 
:bye:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif
 
:scratch:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/yahoo.png
 
:yahoo:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif
 
:heart:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/kiss2.gif
 
:kissing:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/sideways.gif
 
:kiss:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/girl_dance.gif
 
:dance:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/joyful.gif
 
B-)
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif
 
:whistle:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif
 
:mail:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif
 
:cry:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif
 
:-(
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif
 
:negative:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif
 
:unsure:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/secret.gif
 
:secret:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/dance-s.gif
 
:dance+:
http://dlux.ru/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/book.gif
 
:book: